18:43 

Одиночки

Волька
(Автор потерян где-то в моей несовершенной памяти и бескрайних просторах интернета. Гомен.)
(Текст был сильно порезан, оставленные фразы чем-то меня сильно зацепили в свое время...)

...Посвящается всем одиночкам.
С их странными играми и не менее странными мыслями.

...У меня очень много странных привычек. Даже не привычек, наверное, а хобби. Просто эти самые хобби стали для меня такими привычными, что иначе как привычками их уже и назвать-то нельзя.
Например? О, это легко. Одна из наиболее излюбленных странностей такая: я очень люблю делать вид, что кого-то жду. Как это? Да очень просто. В свободное от работы время стою на выходе какой-нибудь станции метро или сижу в кафе - это не важно где. Важно время от времени смотреть на часы и думать: "Черт, возьми! Сколько можно опаздывать?!" Главное это убедить себя, что ты действительно кого-то ждешь. Это забавно. Помогает, знаете, от одиночества.

...Забавные все-таки мы. Одиночки. Интересно, как мы выглядим со стороны? Как чужаки, пришедшие из другого мира или как обычные люди, которые еще не достаточно расслабились? Ощущение отчужденности от окружающего мира иногда доводит до сумасшествия. Но странное дело, чужим себя чувствуешь только в компании близких друзей. А в клубах, где никого не знаешь, на станциях метро среди ожидающих... всегда чувствуешь единство. Странно как-то. Ведь должно быть наоборот. Но почему-то все именно так и не иначе.

...иногда люди бывают до ужаса невнимательны к окружающим.

...мне легче быть одному. Пусть иногда хочется биться головой о стены и прыгать с крыши. Но это легче, чем с кем-то. Парадокс? Возможно.

...Когда-то я пытался понимать людей. Поддерживать их. Делать все, что в моих силах, чтобы им было хорошо и удобно рядом со мной. Но потом. Спустя какое-то время я задавался одним и тем же вопросом: "Господи! А кто меня-то поймет?" Если людям даешь что-то - они берут. Но не факт, что это останется замеченным. Нет, я не в том смысле, что, сделав что-то хорошее, ожидал благодарностей и клятв в вечной преданности. Я о том, что люди за все века так и не научились ценить что-либо. Я тоже. Один из них. Поэтому мне легче быть одному.

...Я люблю смотреть по ночам фильмы. Этак часов до трех.
Ну, не то, чтобы очень люблю. Скорее всего, это тоже - уже вошло в привычку. Просто если я ложусь рано спать - мне не уснуть.
На кассетах или дисках. Не важно. Главное, что не по телевизору. Данный прибор редко удовлетворяет моим потребностям. Да и немногие программы работают в такое недетское время. А домашняя видеотека это предел фантазий. О! Сколько фильмов я пересмотрел. Это поистине удовольствие. Вместо того чтобы маяться смутными мыслями, ты настраиваешься на прием и расслабляешься. Ведь то, что ты увидел - обдумать можно и потом. Восхитительно. Просто. И главное - работает.
Вообще говоря, в этом что-то есть. В том, чтобы смотреть по ночам фильмы. Так трогательно. Только представьте: ночь, тишина, почти весь город сладко спит (во всяком случае, та его часть, в которой располагается квартира), темнота комнаты не отступает перед слабо мерцающим экраном. Приглушенные звуки. Страсти, события, люди, эмоции и слова. Много слов. Все это заполняет комнату, погруженную во мрак. Растекается с тихим шелестом волн, бьющимися вокруг одного единственного человека, неотрывно смотрящего в экран. Немного жуткое зрелище, не правда ли. Иногда, когда я пытаюсь представить, как в эти часы выгляжу со стороны, мне становится не по себе. Я похож толи на теле маньяка, толи на зомби. Но все равно. В этом что-то есть.

... Мне тяжело рассказывать о том, что я думаю или чувствую. Все, что внутри меня напоминает змеиный клубок, который нельзя распутать.
-Не знаю, как и объяснить...
-Ты попробуй.
-Ну, сначала я искал в людях близости. Не секса. Нет. Именно близости. Духовности... черт, даже не знаю, как и объяснить, что для меня это значит. Впрочем, не важно. Такого я не нашел. Потом, я решил, что могу обойтись без этого. Мне достаточно друзей и родных. Но и тут что-то не складывалось. Я не мог понять, в чем дело. И я уходил. Отворачивался и уходил. Потому, что легче сбежать, чем сражаться с самим собой. Наверное, я трус. И эгоист. Трус потому, что всегда капитулирую. А эгоист... потому, что хочу слишком многого. Для себя одного. Я стал одиночкой потому, что друзья и родные не могли дать мне той близости. Мне почему-то было очень важно быть для кого-то самым главным, самым нужным. Мне было хорошо с ними. Им со мной. Пусть не всегда, но было. Но всегда находился кто-то кто им дороже. Я не виню их за это. Как можно винить в чем-то тех, кто нашел кого-то близкого? А я... я эгоист. Потому, что мне было мало второго и третьего места. Может быть только сейчас, говоря тебе это, я наконец-то осознал, почему расходился с теми, кого любил. Я не был для них тем первым местом. Всегда был кто-то, дороже и важнее меня. Я эгоист. Страшный эгоист. Со мной случались срывы, я мотал нервы своим близким, доводил их... причинял им боль. И потом, в один прекрасный день я решил: хватит. Достаточно боли. Достаточно проблем. Лучше меня не будет совсем, чем я еще раз причиню им страдания. Ну, естественно ни о каком самоубийстве речи не идет. Я просто ушел из их жизни.
-И ты считаешь, что им было не больно?
-Может быть. Но это была последняя боль. Время лечит. Сейчас я звоню на праздники. Иногда приезжаю. Редко, но это бывает. Я не забыл их. Они помнят меня. Хотя наши отношения уже совсем не те. Ничто не возвращается. Да и, слава богу. Я эгоист. Я ищу легкие пути. Легкие для себя самого. Я страшный эгоист. Прости меня.

...А еще я очень люблю читать книги. Забивать себя переживаниями несуществующих героев. Их комплексами, задвигами, словно мне своих собственных мало. Когда-то я любил общаться с людьми. С живыми настоящими людьми, если конечно это мне все не приснилось. Слушать их. Впитывать в себя их боль и мысли. Чужие чувства. Но потом я разучился разговаривать с ними. Или они со мной? Я так до конца и не понял. Я слушал. Мне это было надо. Иногда я напоминал себе эмоционального вампира, который питается за счет чужих эмоций. Тем, кто говорил со мной раньше, это нравилось. Нравилось мое молчаливое внимание. Возможность высказаться хоть кому-то, кто не станет перебивать. Но потом, когда они выговаривались приходило недоумение. Я все так же молчал. Мне нечего было им рассказать - я был пуст. Всегда. Лишь за редким исключением, когда рядом со мной был кто-то, кто питал меня постоянно. Но и им это тоже надоедало. Я разучился общаться с людьми. А может, никогда и не умел. Теперь я читаю книги. Книгам все равно, что ты молчишь. Мне нравятся книги, которые задевают за живое. Которые заставляют трепетать мой и без того хрупкий рассудок. Которые вгоняют меня в сильнейшие депрессии. Может быть, я просто хочу ощутить себя вновь живым. Скажете это ненормально? Возможно. Я не буду отрицать. Я никогда не был нормальным, не смотря на то, что всегда казался одним из самых обычных и заурядных во всех компаниях, в которых бывал. Я и был таким. Я и есть такой. Этакая великая трагедия обычного серого человечка, который прекрасно осознает свою незначительность. Впрочем, не такая уж она и великая. Я никогда не был особенным.

...Я выстроил стену из стекла, о которую сам теперь не могу пробиться. Я сам строил ее из своих же разрушенных надежд. Стена из человеческой слабости. Кто бы мог подумать, насколько прочен этот материал.
Я люблю читать книги. Я чувствую, как они отзываются во мне. Это значит, что я еще не совсем умер. Это значит, что еще хоть что-то живое осталось за этой стеной.
Возможно, это тот самый маленький ребенок, отчаянно просящий любви, ждущий тепла и понимания. Элементарного внимания со стороны взрослых. Тот самый ребенок, которого я убил много лет назад. А может уже что-то совершенно другое. Я не знаю. Я сам не могу заглянуть за стену, которую выстроил своими же руками. Стену из человеческой слабости. Стену из боли от разрушенных чувств, которые сам же и растоптал. За все эти годы, я научился лишь одному - убивать. Убивать в себе все, что приносит боль. Забавно получилось, не правда ли? Убив все, что не давало жить спокойно, я понял, что во мне больше не осталось ничего живого, кроме комка воспоминаний. Вот, кстати еще одна самая прочная вещь во всем мире - воспоминания. Хорошие или плохие это не важно. Память, наверное, никогда не умирает. Я не знаю, существует ли рай. Но если он и существует, то, наверное, это полная потеря памяти. Забвение.

...вся эта история не более чем мое разыгравшееся воображение. Придумывать истории это тоже одна из моих привычек.
У меня вообще очень много странных привычек. Даже не привычек, наверное, а хобби. Просто эти самые хобби стали для меня такими привычными, что иначе как привычками их уже и назвать-то нельзя. Например? О, это легко...

URL
Комментарии
2007-05-16 в 09:38 

Buaku
no life, no pain
Похоже, творческий человек это писал и скорее всего неголословно. Я бы так красноречиво не смог бы описать себя, свой внутренний мир и свою повседневность. Эх, все-таки как хорошо быть талантливым, хоть в чем-нибудь...

2007-05-16 в 13:28 

Волька
все-таки как хорошо быть талантливым, хоть в чем-нибудь...
угу... перечитываю и каждый раз завидую )))
не то, что я не могла бы так написать...наверено могла бы, если бы не было страшно вывернуть душу наизнанку и выставить всем на показ... жаль, что всё уже сказано... все, что могла бы сказать я, будет всего лишь повторением вышенаписанного... и пары-тройки других текстов, отрытых в интернете...
поэтому и не пишу...

URL
2007-05-17 в 12:20 

Buaku
no life, no pain
поэтому и не пишу...
Жаль, я бы внимательно почитал...

   

Вольный край

главная